Они не знают, как распорядиться своей свободой

146
15 февраля Уполномоченный по правам человека в Ленинградской области Сергей Шабанов провел выездную работу в женском исправительном учреждении ИК-2 в поселке Ульяновка Тосненского района.

Вначале Уполномоченный побеседовал с начальником ИК-2 Александром Битиевым и заместителем начальника по воспитательной работе Оксаной Горшковой. В основном речь шла об организации быта осужденных, условиях труда, медицинском обеспечении. Начальник колонии рассказал и о планах развития: в этом году (наконец-то) выделены деньги на ремонт лифта в швейном цехе, который не работает с 2011 года. Все это время женщины носят на второй этаж по лестнице тяжелые 30-килограммовые тюки (раскрои), для удобства нанизав их на палку. Начальник колонии также сообщил, что выделены деньги (наконец-то) на реконструкцию системы канализации, чтобы сточные воды перестали выходить на поверхность за пределами ИК-2.

Затем Сергей Шабанов осмотрел территорию колонии и расположенное на ней общежитие с облегченными условиями содержания, а потом помещения строгих условий, камерного типа (ПКТ), штрафной изолятор (ШИЗО) и побеседовал с каждой содержащейся там женщиной. В общежитии Сергей Шабанов обошел вспомогательные и жилые помещения, где оценил условия содержания.

Основной же и главной задачей в этот день был прием граждан.

Ни у одной из осужденных, пришедших на прием, жалобы не были аналогичными, у каждой – своя персональная, индивидуальная проблема, обида или беда. Возраст заявительниц самый разный, а вот срок лишения свободы почти у всех около 10 лет. Это означает, что хотя они совершили разные преступления, но степень их одинаковая – тяжкие и особо тяжкие. Свою вину осужденные признают, хотя некоторые находят и оправдания – объективные обстоятельства (а порой и субъективные), которые подтолкнули.

С чем обращались осужденные?

– Планирует выход из колонии по УДО, но имеет четыре нарушения – что, конечно, исключает такую возможность. Добивается «дополнительного постельного режима» в связи с имеющимися заболеваниями, но ее не понимает администрация.

– Осуждена на шесть лет за сбыт большой партии наркотиков. Сама мать семерых детей (своих). Просила разъяснить, что нужно сделать, чтобы муж не лишил ее родительских прав, пока она лишена свободы. (Было заметно, что любит детей – своих, но не тех, к которым попадала отрава).

– Сообщила, что ее бывший начальник имеет фальшивый диплом, незаконно приобретенную недвижимость, нелегальный бизнес и сбережения, и что «сидеть» должен тоже.

– Пожаловалась, что продержали месяц в Гатчинском ИВС в избитом состоянии. Все травмы нанес бывший муж, которого она убила, защищаясь. Однако суд это обстоятельство не учел, поскольку некому было предоставить доказательства. Женщина просила содействия в получении медицинских документов о проведенных трех операциях и длительном лечении в больнице Гааза после травм, чтобы предоставить их на судебно-медицинскую экспертизу с целью признать вред здоровью, причиненный супругом, тяжким. Это в свою очередь позволит переквалифицировать преступление и уменьшить срок наказания.

– Указала на слишком длительный срок следствия – просидела в СИЗО шесть лет.

– Очень хотела справедливости. Утверждала, что после перемещения из колонии-поселения в исправительную колонию (в результате перережима) к сроку прибавились два дня. Сущность человеческая такова, что даже если это десятая судимость, то за два дня на свободе стоит побороться.

– Осуждена по «наркотической» статье – 228 УК РФ. Но по ту сторону колючей проволоки остались двое детей. Очень надеется получить отсрочку исполнения наказания, поскольку один из детей малолетний.

– Пока находилась в колонии, старенькая мама, введенная в заблуждение путем обмана, подарила трехкомнатную квартиру в Пушкине дальней родственнице. Мама умерла, а родственница уже перепродала жилплощадь, лишив заявительницу всякого имущества и документов.

Были просьбы о содействии в перерасчете размера пенсии, разрешении жилищного вопроса, восстановлении документов, об оказании юридической консультации и иные. Многие осужденные просили помощи в получении выписки из медицинской карты – для назначения лекарств после онкологии. С каждой женщиной Уполномоченный обстоятельно разговаривал, и не только о предмете жалобы. С одной из них состоялся такой диалог:

– У вас тяжелая форма ВИЧ.
– Да.
– Какой показатель единиц?
– Низкий.
– АРВТ препараты принимаете?
– Нет.
– Почему?
– По личным убеждениям.
– Каким?
– Верю в святую воду.

Конечно, все люди разные, и каждый сам волен распоряжаться своей судьбой, но…

Во время приема и другой работы Уполномоченного в исправительной колонии присутствовала помощник начальника УФСИН по соблюдению прав человека в УИС Елена Валерьевна Кузнецова. Не один год она занимает эту должность и сотрудничает с нами. Тем не менее, всякий раз вызывают и уважение, и удивление ее абсолютное знание текущей обстановки и личностей осужденных, их судеб и проблем. Прекрасная память позволяет ей и включиться в беседу, и дать пояснения, характеристику или историю, и внести предложения. Каждый сложный случай ей знаком. Осужденные знают ее в лицо, обращаются по имени-отчеству и доверяют. Не было случая, когда в индивидуальной беседе с Уполномоченным они просили бы Елену Валерьевну выйти – как иных сотрудников исправительного учреждения. Несомненно, это признание со стороны осужденных. Профессиональные качества Елены Кузнецовой и искреннее служение делу заслуживают самой высокой оценки.

…ИК-2 относится если не к образцовым исправительным учреждениям на территории нашего региона, то к очень добротным. На вопросы Уполномоченного редко в каких других колониях отвечают так: «кормят хорошо», «отношение администрации хорошее», «тепло», «вопросы бани, гигиены, стирки улажены прекрасно», и т.д. И действительно, в очередной раз Сергей Шабанов убедился, что здесь внутри на закрытой территории многим спокойнее и лучше, чем за забором. Все ждут выхода на волю, считают дни, бьются за каждые «сверхсрочные» два дня… но очень многие не знают, как распорядиться своей свободой.