«Обязать передать»: Уполномоченный добился уточнения решения суда, благодаря чему ребенок вернется к матери после долгой разлуки

121
После развода бывшим супругам Л. из Всеволожского района пришлось делить не только имущество, но и единственного ребенка. Вопреки решению суда отец увез его в другой регион и лишил бывшую жену возможности встречаться и общаться с сыном.

Развод. «Киднеппинг». Суд
Семья Л. распалась в ноябре 2019 года после череды затянувшихся ссор и скандалов между супругами. Сам по себе развод – это, конечно, не фатальное событие. Множество семейных пар расстаются, находят новых спутников, вновь вступают в брак, при этом умудряются сохранить человеческие отношения с бывшими супругами. Но не в нашем случае. Разойтись цивилизованно у Л. не получилось – не смогли мирно договориться о дальнейшем месте жительства ребенка и порядке выплаты алиментов, что только сильнее разожгло затянувшийся между ними конфликт.

И это привело к тому, что в марте 2020 года отец ребенка против воли бывшей жены увез мальчика сначала по месту своего жительства во Всеволожском районе, а потом в Волгоградскую область – к своим родителям. Вернувшись домой и не обнаружив там сына, Ольга побежала сначала в полицию, потом в опеку. Но помочь ей там не смогли – де-юре бывший муж является таким же полноправным родителем, как и она.

Чтобы добиться совместного проживания с сыном, Ольга обратилась в суд. В мае прошлого года Всеволожским городским судом в ее пользу вынесено решение об определении места жительства ребенка, согласно которому сын должен жить с матерью, а с отцом установлен порядок общения.

После этого бывший муж «вернул» сына, и некоторое время мальчик жил с мамой. Но в сентябре этого года мужчина вновь увез ребенка.

«Сразу после этого я пошла к судебным приставам, плакала, умоляла их сделать хоть что-то, чтобы мой ребенок как можно скорее оказался рядом со мной – как и написано в исполнительном листе. Объясняла им, что по вине бывшего мужа я не вижусь с сыном, и не имею понятия, что происходит с моим мальчиком, в каком он состоянии, настроении, здоров ли», – рассказала Ольга.

Но… Приставы отказали в возбуждении исполнительного производства. Мотивировали так: «в связи с отсутствием в резолютивной части судебного акта требования о возложении на должника обязанности по передаче взыскателю денежных средств и иного имущества либо совершению в пользу взыскателя определенных действий или воздержанию от совершения определенных действий». В переводе на обывательский язык это значит, что в судебном акте и исполнительном листе, которые предъявила Ольга, указано: «определить место жительства ребенка с матерью», но ни слова о механизме исполнения решения суда. Вот если бы в документах были прописаны конкретные действия, которые нужно совершить («…и передать ребенка матери»), то это было бы поводом для реагирования судебных приставов-исполнителей. А так – нет оснований, извините.

Что делать? Ольга наняла юриста, который посоветовал ей обратиться в суд за разъяснением вынесенного решения, а именно его изложением в более полной и ясной форме (такое право закреплено статьей 202 Гражданского процессуального кодекса РФ). Л. так и сделала – 29 сентября текущего года ее заявление было зарегистрировано и передано в производство судьи.

Прошло три недели, однако ничего не изменилось. Ольгу тревожила неопределенность – почему дата заседания до сих пор не назначена? Было еще одно неприятное обстоятельство. Чтобы узнать о судьбе своего заявления, Л. каким-то чудом дозвонилась во Всеволожский суд, и ей даже удалось поговорить с само́й судьей. Но эта беседа ничуть не приободрила женщину: судья сказала, что решение, вынесенное в мае 2021 года, считает правильным и достаточным для исполнения…

Неужели никакой надежды? Пребывая в отчаянии, Л. обратилась к Уполномоченному.

Судебная практика – выход найден!
Понимая безотлагательность ситуации, Сергей Шабанов незамедлительно включился в работу. Он провел анализ судебной практики и обнаружил очень ценную для дела информацию. Оказывается, Верховный суд РФ в Обзоре практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 20.07.2011, отмечает наличие трудностей при исполнении таких решений судебными приставами.

В указанном Обзоре Верховный суд РФ разъяснил, что при рассмотрении дел такой категории следует руководствоваться следующим положением: «поскольку решением суда определяется место жительства ребенка с учетом прежде всего того, кто из родителей имеет возможность создать лучшие условия для воспитания и развития ребенка, то в решении следует указывать и на обязанность родителя передать ребенка тому родителю, с которым определено место жительства ребенка».

Замечательно! Теперь нужно было довести это до председателя Всеволожского городского суда Ларисы Сухарниковой, дабы заручиться ее поддержкой и пониманием. С этой целью Сергей Шабанов направил ей обращение, в котором просил о рассмотрении заявления Л. с учетом Обзора практики Верховного суда РФ и по возможности в максимально короткий срок.

«Уполномоченный? Подождите за дверью!»
Прошло семь дней, ответа не было. Всю следующую неделю сотрудники аппарата пытались дозвониться до секретаря или помощника председателя суда и предварительно договориться о встрече, но ни по одному из номеров, указанных на официальном сайте суда, никто не ответил. Воспользовавшись правом безотлагательного приема, закрепленном в федеральном законе № 48-ФЗ, который регулирует деятельность уполномоченных по правам человека в субъектах РФ, 27 октября Сергей Шабанов прибыл во Всеволожский городской суд с намерением встретиться с его председателем.

Это оказалось не так-то просто. Никто из почти десятка опрошенных в здании сотрудников суда не смог ответить, где находится кабинет председателя. Когда все-таки он был найден, выяснилось, что на двери нет ни таблички, ни иных информационных атрибутов, указывающих, чей это кабинет. Подождав, когда дверь открылась, и увидев, что никого, кроме судьи и ее помощника в помещении нет, Сергей Шабанов переступил порог и представился.

Не поднимая головы и не отрываясь от чтения каких-то бумаг, Лариса Сухарникова ответила категорично, что приемы не ведет. Уполномоченный сказал, что хочет поговорить с ней как с руководителем государственного органа, на что имеет полное право по закону. В ответ председатель попросила выйти и подождать в коридоре…

Через 5 минут из кабинета вышла помощник Л.В. Сухарниковой и повторила, что разговор председателя суда и Уполномоченного невозможен, порекомендовала изложить свой вопрос письменно и передать через канцелярию, сообщив, что ответ мы получим письменно в установленный срок.

Об отказе Ларисы Сухарниковой в приёме Сергей Шабанов проинформировал председателя Ленинградского областного суда Геннадия Перфильева, а также Уполномоченного по правам человека в РФ Татьяну Москалькову – в целях доведения сведений до председателя Верховного Суда РФ.

Обязали передать
Необходимо отметить, что сотрудники аппарата ежедневно мониторили сайт Всеволожского городского суда на предмет информации о рассмотрении заявления Л. К вечеру 1 ноября стало известно, что заседание назначено на 11 ноября (были указаны время и зал). Об этом Уполномоченный незамедлительно проинформировал Ольгу. Вместе с женщиной мы радовались и надеялись, что скоро в этом деле будет поставлена точка, которая позволит ей увидеться с сыном.

Радовались рано. 11 ноября ее представитель в назначенный час явился в суд, но дальше «вертушки» пройти не смог: на пункте пропуска ему сообщили, что «помощник судьи болеет и потому суд не состоится», и не дали пройти внутрь.

Однако на следующий день на сайте Всеволожского суда появилась запись, что 11 ноября суд рассмотрел заявление Л. и удовлетворил его с той формулировкой, которую использовал Сергей Шабанов в своем обращении к Ларисе Сухарниковой: «…обязать отца передать сына матери для постоянного проживания».

Ольге был выдан новый исполнительный лист, в котором также появилось необходимое уточнение. Именно такая запись позволит сотрудникам ФССП исполнить решение суда и воссоединить ребенка с матерью.

21 ноября Ольга позвонила в аппарат, поблагодарила за помощь и сообщила, что в ближайшее время выезжает в Волгоградскую область. Вещи уже собраны, осталось уладить кое-какие формальности. Обратно рассчитывает вернуться вдвоем с сыном.

«У нас, уполномоченных, довольно странные отношения с судами. Судьи почему-то исключают себя из числа тех, с кем можно разговаривать. Однако уполномоченные – не адвокаты, они не вправе и не будут вне судебного заседания говорить в защиту того или иного лица. Это было бы нарушением. Но обсудить с председателем суда обзор судебной практики Верховного Суда – почему бы и нет? Нередко бывают и иные общие вопросы, актуальные для множества граждан.
Ответ председателя областного суда еще не получен, и пока неизвестна реакция Верховного Суда. Но надеемся, что раз уж мы живем в правовом государстве, впредь судьи станут разговаривать с людьми не только “после удара молоточком по столу”
», – отметил Сергей Шабанов.