На пути в суд. Мнение Уполномоченного о расследовании «дела Грюнштама»

582
В январе 2018 года следствие по факту гибели девятилетнего мальчика на горке во Всеволожске завершилось и материалы его направлены в прокуратуру для утверждения.

В течение трех месяцев Уполномоченный по правам человека в Ленинградской области Сергей Шабанов пристально наблюдал за действиями всех участников расследования.

Напомним – в августе прошлого года руководителю всеволожского молодежно-подросткового клуба «Энергия» Александру Грюнштаму было предъявлено обвинение в причинении смерти по неосторожности 9-летнему ребенку. Трагедия произошла полугодом ранее – 22 февраля мальчик упал на деревянной горке, установленной возле школы №5, и умер спустя две недели в результате полученной черепно-мозговой травмы.

В те дни Уполномоченный получил свыше 300 обращений жителей Всеволожского района с просьбой о поддержке, выехал во Всеволожск и встретился в помещении МПК «Энергия» с его руководителем Александром Грюнштамом. Свою позицию по данной ситуации Сергей Шабанов 19 октября направил и.о. руководителя следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Ленинградской области Павлу Камчатному, а 24 октября встретился с ним лично и высказал главному следователю области особую тревогу относительно полноценности доказательной базы, которая была собрана для предъявления обвинения Александру Грюнштаму. Систематически Уполномоченный общался как с обвиняемым, так и его адвокатом. А ознакомившись с ходатайством защиты, направленном руководителю следственной группы – следователю по расследованию особо важных дел СУ СКР по Ленинградской области, – 31 января выехал во Всеволожск и еще раз встретился с А. Грюнштамом и адвокатом.

Теперь, когда следствие пришло к окончательным выводам и официально оформило доводы обвинения, Уполномоченный готов высказать не только свое мнение, но и сомнения и претензии к ним.

Главным является то, что следователи так и не сумели установить, кто же горку построил и кто организовал ее «исчезновение» сразу после трагедии. Или мощи грозного органа не хватило, или решили, что это и не важно. Так или иначе, горка оказалась фантомом. Зато следствие считает, что цепочку в конце сооружения повесил именно А. Грюнштам. Хотя из доказательств – лишь несколько мнений родителей («наверное…», «может быть…»). Следствием сделан вывод о том, что именно столкновение ребенка с цепочкой повлекло страшную трагедию. Но нет ни одного доказательства, что такое столкновение вообще было, что ребенок с этой горки вообще съезжал и что вообще на нее поднимался. Просто так сказал папа мальчика. Он же сказал, что не видел, как сын ехал, наталкивался на препятствие и падал.

Совершенно фантастическим предстает заключение эксперта. По его мнению, картина происшедшего выглядит так: мальчик едет с горки, встречается с препятствием, но при движении по инерции не ломает ноги, не переворачивается и не кувыркается, а отражается от цепочки как от батута – назад и вверх в горку, ударяется головой, потом по воздуху снова начинает лететь вниз, и в конце концов оказывается в таком же положении, как в начале спуска, только двумя метрами ниже цепочки. При этом ледянка, отделившись от тела, не просто возвращается назад, но, развернувшись на 180 градусов, оставляет характерный след на поверхности спуска. Нет, следственного эксперимента, конечно же, не было. Ни коробки, ни манекен, ни кто-либо еще не пробовал спуститься с горки, а потому и не убедился, что при столкновении с металлическим предметом тела не возвращаются назад, а травмы получаются совсем иного рода.

Однако время неумолимо, и оно делает свое дело. Следователи – это солдаты, которые исполнили свою работу: провели расследование и предъявили обвинение. У прокурора своя работа – поддержать обвинение в суде. А вот судья будет исследовать все обстоятельства дела и принимать решение, руководствуясь законом и своим внутренним убеждением.

«В 1790 году Александр Николаевич Радищев в своем сочинении «Путешествие из Петербурга в Москву» в главе «Зайцово» показал некого г. Крестьянкина, который, несмотря на успехи в военной службе, оставил ее. Вместе с тем, его превосходные качества доставили ему место на службе гражданской – председателем уголовной палаты. Однако и там герой не задержался. Он был умен, человеколюбив, беспристрастен и не мог приговаривать невиновных, не мог осуждать тех, кого виновными в совершении преступлений делали не доказательства, а обстоятельства, не зависящие от человека. В итоге он оставил и эту службу.
И вот теперь, спустя 227 лет, хочу надеяться, что тот судья, которому будет поручено рассмотрение дела, не уйдет со службы, как Крестьянкин, а решение примет по внутреннему убеждению и с высочайшей ответственностью, которая должна быть у каждого, кто решает чью-либо судьбу. Вообще же, хочется уповать на прокуратуру, в силах которой не доводить дело до суда, остановив его на этапе рассмотрения поступивших от следствия материалов уголовного дела с обвинительным заключением. Если перефразировать и дополнить слова знаменитого сыщика Глеба Жеглова, то преступник должен сидеть в тюрьме, а Александр Грюнштам – и дальше заниматься с детьми в подростковом клубе. А это он умеет замечательно. Пусть будет так!», – заключил Сергей Шабанов.