В Уголовном кодексе нет наказания - унижение человеческого достоинства

Главная Новости В Уголовном кодексе нет наказания - унижение человеческого достоинства
Во время рабочей поездки в Приозерский район Уполномоченный посетил местное отделение Полиции. Внутри Управления МВД по Приозерскому району Ленинградской области чисто, сделан хороший ремонт, оборудованная дежурная часть, наглядная агитация на стенах, фотографии исторических личностей, руководителей и отличившихся полицейских. Приветливо встретил заместитель начальника Булат Дусинбаев, который подробно ответил на вопросы Уполномоченного, хорошо владея обстановкой и цифровыми данными.









Поводом для проверки изолятора временного содержания (ИВС) послужила жалоба одного из осужденных. Уполномоченный решил проверить соответствие изложенных в жалобе фактов действительности.

Во время проверки ИВС Уполномоченный осмотрел все камеры и подсобные помещения, побеседовал с каждым человеком по ту и другую сторону решетки.

Каков же вывод? Если для работников полиции созданы вполне благоприятные условия труда, как описано выше, и они с хорошим настроением спешат домой (один из полицейских даже сказал Уполномоченному: «мол, давайте быстрее заканчивать проверку, хочется уже идти к детям»), то совершенно точно можно утверждать, что права лиц, содержащихся в изоляторе, грубо нарушены и нарушаются каждую минуту их нахождения в камерах. Имеют место и многочисленные несоблюдения установленного порядка и правил содержания задержанных и арестованных. Все факты, изложенные в жалобе гражданина N, подтвердились.

В день проверки в пяти камерах находилось по одному человеку, но, по утверждению сотрудников ИВС, часто для арестованных просто не хватает мест, поскольку заключенных бывает сверх нормы. При этом практически все камеры не соответствуют установленным размерам площади по числу оборудованных спальных мест. В камерах тусклое и недостаточное освещение, плохая вентиляция. Вода из умывальников по шлангам, а то и без них, направляется в туалет, оборудованный тут же в полу. Требования об обеспечении приватности не выполнены. Во всех камерах на стенах от потолка до пола "шуба", которая в местах содержания задержанных и заключённых запрещена. Почти все стены "украшены" пятнами плесени. Кулёчки и пакетики с чаем, сушками, сахаром, баночки, разрешенные коробочки с какой-то легкой едой - на соседних свободных нарах.

На железных кроватях - жиденькие матрацы и нечто, напоминающее подушки. А вот постельное бельё оказалось только у двоих. У одного из них еще даже сложенное под подушкой - вероятно, положили, когда Уполномоченный спускался по лестнице, поскольку обитатель камеры, запинаясь, пояснил, что утром, когда проснулся, бельё снял и сложил, а вечером снова заправит. На наш вопрос о белье арестованные в разных камерах говорили одно и то же - только что сдали в стирку. Мы попросили показать бельевую. Оказалось, что это одна из камер, в которой стопками лежали свёрнутые матрацы. И ВСЁ. Ни одной простыни, ни одной наволочки, ни одной подушки, полотенца у каждого - свои. Ни полок, ни шкафов, ни стеллажей.

Пища доставляется в армейских бачках-термосах, которые, со слов администрации, моют арестованные в своих камерах холодной водой из-под крана. Все узники уверенно и одинаково рассказали, что утром ели манную кашу, а в обед борщ и макароны с сосисками. И вообще, ни на что не жаловались, отмечая очень хорошее отношение сотрудников к себе, при этом, заглядывая нам за спины – туда, где стояли сотрудники ИВС. То ли правду говорили, то ли думали - вы сейчас уйдёте, а нам оставаться с теми, кто позади вас. Не нашли мы положенного хозяйственного мыла и уборочного инвентаря. В камерах не оказалось столов и скамеек, шкафов для хранения индивидуальных принадлежностей и продуктов, бачков для питьевой воды (пьют из-под крана рядом с туалетом), кнопки вызова дежурного, вытяжной или приточной вентиляции.

На таком общем фоне трудно было рассчитывать, что мы увидим санпропускник, душ, жарочный шкаф и лицензированный медицинский кабинет. А их и не нет.

Трудно винить руководство полиции Приозерска. Все отмеченные нарушения возможно устранить только реконструкцией или строительством нового ИВС, изменением норм снабжения и обеспечения. А это - программа, немалые средства и много месяцев работы. Но какое значение это рассуждение может иметь для тех, кто находиться за решеткой. Это – прежде всего люди. Пусть и в отношении них сейчас ведётся следствие или судебное разбирательство. Возможно, по законам нашей страны их приговорят к какому-либо наказанию, или уже приговорили. Но в уголовном кодексе нет такого наказания, как ежеминутное унижение человеческого достоинства, лишение того минимального и скудного, чего лишены люди в Приозерском ИВС.

До реконструкции или строительства нового ИВС нужно немедленно исправлять положение.

Уполномоченный высказал свою позицию и видение этих и иных проблем руководству полиции Приозерска и направит обращение прокурору области и руководителю МВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. А спустя некоторое время, несомненно, будет проведена более глубокая проверка, с приглашением прокуратуры и представителей главного управления.
10.07.2013