Сергей Шабанов и прокурор Ленинградской области помогли многодетной учительнице избежать суровой уголовной ответственности

195
Эта история о том, какими могут последствия человеческой отзывчивости и наивности, если доброе дело идёт вразрез с Уголовным кодексом. И о том, как Уполномоченный и прокурор Ленинградской области помогли маме троих детей законно избежать суровой уголовной ответственности за деяние, совершенное без злого умысла, а даже наоборот – с благими намерениями. Которыми, как известно, вымощена дорога в ад…

О семье К. из Всеволожского района, оказавшейся в трудной жизненной ситуации, Уполномоченному поведала депутат Законодательного собрания Ленинградской области Анна Хмелёва. В общих чертах рассказ выглядел так: «Мать-одиночка, трое детей, старший и средний с инвалидностью. Купленный в ипотеку дом – очень старый и без удобств. Работает учителем на неполную ставку, доходы скудные, их львиную долю «съедают» ежемесячные ипотечные платежи. Сергей Сергеевич, я помогаю этой семье имеющимися ресурсами, может быть, и Вы тоже чем-то сможете им помочь?».

Конечно, Уполномоченный откликнулся на эту просьбу. В пятницу 9 сентября вместе с сотрудником аппарата Константином Савченко он выехал во Всеволожский район и встретился с женщиной.

***
Разговор и сама встреча состоялись на улице возле дома, в котором живут К.

Несколько лет назад Татьяна с мужем и детьми приехала из Молдовы в Ленинградскую область. Само собой, в поисках лучшей жизни, прежде всего для детей. Обосновались в небольшом поселке во Всеволожском районе. Финансовых возможностей хватило на покупку лишь дряхлого дома без водопровода и канализации, у которого нет фундамента – сооружение подпирали полусгнившие балки. Но Татьяна не унывала – многое, по ее прикидкам, можно было доделать, починить, залатать, восстановить своими руками. Зато собственный угол на новой родине. А временные неудобства можно потерпеть ради качественной и доступной медицины, образования и социальной поддержки. В ней-то семья нуждалась особенно – средний сын имеет заболевание ДЦП в тяжелой форме, передвигается только на инвалидной коляске, сам себя обслуживать не может, необходим постоянный уход и присмотр.

Татьяна, педагог начальных классов по образованию, устроилась в школу, муж занимался ремонтом квартир. Было нелегко, но как-то успевали и по дому, и за средним ребенком ухаживать, и двух других растить-воспитывать. Было много планов и надежд, но неожиданно для всех глава семьи ушел к другой женщине, оставив Татьяну и детей без какой-либо поддержки.

Этот удар она приняла с достоинством и мужеством. Не опустила руки, а приложила максимум усилий прежде всего для того, чтобы не остаться без работы. Зарплата её хотя и небольшая, но это стабильный источник дохода семьи. Ведь дом приобретен в ипотеку, и ежемесячный платеж по кредиту сам себя не заработает…

Просить о помощи эта женщина не привыкла. Неравнодушные люди – соседи, волонтеры, журналисты систематически оказывают ту или иную поддержку, в основном материальную. Депутат ЗАКС Анна Хмелёва, узнав о трудностях семьи К., фактически взяла Татьяну и детей под свой патронаж.

***
Выслушав женщину, Сергей Шабанов рассказал ей о возможностях Уполномоченного и задал справедливый вопрос – чем мы можем помочь? Увы, вернуть мужа в семью не в наших силах, закрыть ипотечный долг тоже. После непродолжительного молчания Татьяна поведала о неприятной ситуации, в которую угодила в начале этого года. Если излагать сухим юридическим языком, то это звучит так: «Гражданка К. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного статьей 322.2 УК РФ». Наказание эта статья предусматривает весьма суровое: штраф в размере от 100 до 500 тысяч рублей, либо принудительные работы на срок до трех лет, либо лишение свободы на такой же срок. И суд должен состояться уже вот-вот, 16 сентября.

Что же такого страшного натворила наша Татьяна? Доброе сердце, доверчивое отношение к людям и бесхитростность в сочетании с юридической неграмотностью сыграли с ней злую шутку. Дело было так. В начале года в Санкт-Петербург из Таджикистана прилетела мать Татьяниного знакомого. Для беспроблемного нахождения в России ей нужна была регистрация по месту жительства. У сына своего жилья нет. Зато оно есть у Татьяны, которая очень нуждалась в помощи, потому что после ухода мужа тянуть на себе в одиночку работу, дом и детей было крайне тяжело. Знакомый спросил: «Можешь зарегистрировать мать? В благодарность за это она будет иногда приезжать и помогать в качестве няни и сиделки». Татьяна согласилась, не догадываясь, что совершает нечто противоправное. Она полагала, что такая регистрация не считается фиктивной, поскольку иностранная гражданка систематически находилась (считай, проживала) в её доме. И вообще, доброе дело в обмен на доброе дело – разве это преступление?

В январе она заполнила заявление о согласии на проживание и регистрацию в своем доме няни из Таджикистана, а уже в марте получила копию обвинительного акта, составленного по итогам проведенного дознавателями расследования.

«Что же теперь будет? Судимость у школьного учителя, с которой больше никто не возьмет на работу, а вдобавок огромный штраф или тюрьма? А как же дети?», – тихо спросила Татьяна, завершив рассказ.

***
Уполномоченный внимательно выслушал хозяйку дома, изучил предоставленные ею документы и предварительно предположил, что у Татьяны есть основания для освобождения от уголовной ответственности. Во-первых, часть 2 статьи 14 Уголовного кодекса Российской Федерации гласит:

Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Во-вторых, статья 322.2 УК РФ, по которой обвиняется женщина, содержит примечание:

Лицо, совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, освобождается от уголовной ответственности, если оно способствовало раскрытию этого преступления и если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Анализ изложенной в обвинительном акте информации позволил Уполномоченному укрепиться во мнении, что основания для освобождения от уголовной ответственности точно есть. Из акта следовало, что Татьяна К. содействовала следствию в раскрытии преступления, поскольку на допросах и она, и М. (няня из Таджикистана) рассказали подробно всё как было. Обе женщины указали – они не знали о том, что данные действия являются преступлением, не осознавали общественную опасность. Главное же, что Татьяна признала свою вину и раскаялась. Учитывая всё это, Сергей Шабанов пришёл к убеждению, что обвиняемая может быть освобождена в соответствии с положениями, указанными в примечании к статье 322.2 УК РФ.

Времени до суда оставалось очень мало – всего неделя. Но шанс-то помочь есть! Поэтому Уполномоченный принял решение о необходимости срочной встречи с прокурором Ленинградской области Сергеем Жуковским, который, получив нашу просьбу в 17 часов (в пятницу 9 сентября), назначил встречу фактически на следующий рабочий день – в понедельник 12 сентября в 11 часов. В своей должности Сергей Жуковский работает менее полугода, и буквально с первых дней демонстрирует быструю реакцию и живой отклик на наши обращения в интересах людей, остро нуждающихся в защите и помощи.

Выслушав Уполномоченного, Сергей Анатольевич выразил намерение помочь Татьяне К. Он обещал дать необходимые указания подчиненным, чтобы они тщательно проверили материалы уголовного дела на предмет наличия основания для освобождения от уголовной ответственности.

Подчиненные прокурора отработали очень быстро. После разговора Сергея Жуковского с Сергеем Шабановым они сумели найти судебную практику по аналогичным ситуациям, которая лишь подтвердила доводы Уполномоченного. И это позволило государственному обвинителю на заседании суда 16 сентября филигранно выстроить свою позицию, которая отразила также и одну из важных функций прокуратуры – защиту человека и надзор за соблюдением его прав. Принимая решение о согласовании такой позиции, Сергей Анатольевич Жуковский проявил милосердие и понимание. «Помощь конкретному человеку, попавшему в беду, является неотъемлемой частью моей службы», – ответил он на наше искреннее «спасибо».

В день суда Татьяна раскаялась, признала свою вину. Через несколько минут после начала заседания уголовное дело в отношении неё было прекращено. Женщину освободили от уголовной ответственности.

Можно представить, какой груз в тот момент упал с её плеч! Ещё не отойдя от эмоционального потрясения, она позвонила в аппарат, плакала от радости, долго сбивчиво благодарила за помощь, а в конце произнесла: «Вы – моё благословение бога!».