Трагедия в Казани. Кто виноват и что делать?

291
Утром 11 мая в школе № 175 в Казани произошла трагедия – в результате стрельбы из ружья, устроенной 19-летним юношей, погибли девять человек. Еще 20 человек получили ранения.

Из открытых источников известно, что предполагаемый стрелок изучал операционную деятельность в логистике в колледже при Университете управления ТИСБИ. За две недели до происшествия его отчислили с четвертого курса за неуспеваемость. Оружие было официально зарегистрировано на него. По данным Следственного комитета России, после нападения на казанскую школу возбуждено уголовное дело по части второй статьи 105 УК (убийство двух и более лиц).

Уполномоченный по правам человека в Ленинградской области Сергей Шабанов – о случившемся:

– В таких ситуациях всегда возникают наши традиционные вопросы – «кто виноват?» и «что делать?». Виновных, конечно, должны искать правоохранительные органы. А виноватых можно указать и сейчас, и их немало – это и родители, и школа, и колледж, и окружение, и Интернет, и телевидение, и слабость экономики, и недостаток культуры, «платность» детских кружков и спортивных секций, и много что еще.

А теперь – «что делать». Поскольку быстро все вокруг не исправить, то, по крайней мере, экстренно нужно установить систему распознавания лиц учителей и школьников на входе в общеобразовательные учреждения, а также оборудовать «шлюзы», которые будут открываться только после идентификации входящего. В школах должны быть отдельные входы для иных посетителей с рамками металлоискателя и пропуском по предварительной записи. Охрана? Пусть бабушки-вахтеры охраняют магазины, салоны, офисы, Смольный… А вот наших детей – только крепкие и подготовленные мужчины. Причем работать они должны восемь часов (не сутками) – это позволит быть собранными и внимательными. Помимо тревожной кнопки, по которой приезжает машина с сотрудниками Росгвардии или ЧОПа, следует ввести и другую, которая закроет двери в проходах и коридорах, блокируя продвижение злоумышленников.

Это то, что можно и нужно делать уже сейчас (на самом деле – давно). Другая часть – исключить свободную продажу огнестрельного оружия, не обусловленную необходимостью. В гражданском обороте может быть огнестрельное оружие, предназначенное для использования в целях самообороны, для занятий спортом и охоты, то есть преднамеренного убийства (животных). Для какой цели смертельное оружие понадобилось 19-летнему юноше, проживающему в столице Татарстана? Для охоты на кого? От кого он собирался самообороняться? Следует ужесточить порядок получения лицензии на огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие. Казанский стрелок имел охотничий билет, поэтому легко получил разрешение на хранение оружие (кстати, совсем незадолго до трагедии – 28 апреля). Нужно сделать так, чтобы перед получением лицензии всякий гражданин минимум год являлся членом охотничьего общества и принимал участие в мероприятиях этой организации, а также обладал письменной рекомендацией этого охотничьего общества (его членов) на приобретение оружия. И еще – повысить возрастной ценз для приобретения всех видов огнестрельного оружия – можно до 21 года, или даже до 23 лет. Ведь в 18 лет многие молодые люди еще учатся в школе и техникумах, о какой охоте или самообороне может идти речь… И конечно, для любого возраста приобретение оружия должно быть обусловлено необходимостью доказать цели его использования, умение хранить, применять и представлять для контроля.

Надо привлечь резидентов Сколково, лучших «хакеров» страны, специалистов «силиконовой долины», сверхпрофессионалов со всего мира, чтобы сделать невозможным свободное распространение в Интернете угрожающей цивилизации и разрушающей общество информации (об изготовлении и приобретении наркотиков, о группах смерти, о насилии и жесткости, о взрывных устройствах, о занятиях зацепингом, о расовой дискриминации, о порнографии).

Необходимо развернуть широкую культурно-идеологическую работу, и сделать ее постоянной системой. Учреждать государственные гранты, делать заказы, объявлять конкурсы с желанными призами на фильмы для детей и подростков, связанные с нашей историей и мифами. Представляется важным активизировать работу Центральной Киностудии детских и юношеских фильмов им. М.Горького по производству таких фильмов, особенно для возрастной категории младше 12 лет. Почему больше не снимают добрых детских сказок? Неужели заморские гномы, тролли и чудовища – это достойная альтернатива для наших детей? Конечно, нет! Чтобы дети не поглощали в огромных количествах предлагаемый (откровенно бестолковый) контент, мы должны приобщить их к своей родной культуре, вовлечь их в тематические спектакли, интерактивные постановки, подвижные игры, викторины… Очень важно, если для участия в таких мероприятиях школьники будут надевать национальные костюмы, танцевать в них русские народные танцы и танцы других народов России, и знать «наши» песни. А в качестве внеклассного чтения, да и в классах тоже, увлекать детей историей религии славян, легендами и обычаями своих народов, чтобы они знали о языческих богах Перуне, Яриле, Свароге и других больше и лучше, чем о древнегреческих Посейдоне, Гермесе, Зевсе (и его многоженстве!)…

Увы, сейчас нашим детям широко доступно запредельное число примитивных, весьма сомнительных и опасных «развлечений». Это в первую очередь различные игры-«стрелялки», направленные на уничтожение и проявление жестокости. Это «зомби»-тематика, встречающаяся в играх и фильмах, где люди превращаются в агрессивных живых мертвецов-каннибалов, что приводит к коллапсу цивилизации. Это мрачные, депрессивные японские анимэ, культивирующие жестокость и смерть (некоторые из них уже под запретом после вмешательства прокуратуры). И многое другое.

Да, предстоит проделать огромную работу и приложить колоссальные усилия, чтобы предложить интересное, привлекательное, действительно необходимое взамен всему перечисленному.

Только совокупность этих мероприятий, наравне с иными, только наша общая работа (родителей, воспитателей, учителей, органов власти всех уровней), только созидательные усилия в различных направлениях позволят добиться главной цели – чтобы дети с радостью и ощущением абсолютной безопасности ходили в школу, а родители не тревожились и не звонили им каждые 15 минут, чтобы спросить: «Ты где? С тобой все в порядке?».

Фото: РИА Новости/Максим Богодвид