Обращение Уполномоченного к Прокурору Ленинградской области по «делу Грюнштама»

85
Публикуем текст обращения Уполномоченного по правам человека в Ленинградской области Сергея Шабанова, направленного 16 февраля Прокурору Ленинградской области Борису Маркову.

«Уважаемый Борис Петрович!

Следственная группа по расследованию особо важных дел Следственного Управления Следственного Комитета Российской Федерации закончила свою работу по уголовному делу № 832430 по обвинению Грюнштама А.А. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.109 УК РФ.

Уполномоченный по правам человека в Ленинградской области получил за время следствия сотни обращений родителей, дети которых либо занимались в прошлом, либо занимаются сейчас в подростковом клубе, которым много лет руководит Грюнштам А.А.
К расследованию и его итогам привлечено внимание районных средств массовой информации, включая Интернет издания.
И те и другие намерены присутствовать у здания суда, в здании суда и в зале заседаний, если дело будет доведено до судебного рассмотрения.

Сегодня общественности известно, со слов адвоката, что прокурор Всеволожского района не утвердил обвинительное заключение, и что следствие обратилось с жалобой к областному прокурору.

Уполномоченный по правам человека с большим вниманием относится к расследованию, поскольку действиями правоохранительных органов затрагиваются интересы и настроения жителей крупнейшего района Ленинградской области.

В связи с этим хочу обратить Ваше внимание на два важнейших обстоятельства, которым необходимо дать принципиальную оценку.

Обвинение в преступлении Грюнштама А.А. основано на:

заключении экспертизы, которая пришла к парадоксальному и антинаучному заключению о том, что мальчик 8 лет, встретив на спуске с горки препятствие в виде свободно свисающей и непружинящей железной цепочки, невероятной силой мышц преодолел кинетическую энергию массы своего тела, скорости и мгновенно начал движение в обратном направлении.
Не выдерживают критики и выводы о том, что ледянка, отделившись от тела после удара, тоже вернулась вспять, развернулась на 180 градусов и сама хлопнула по поверхности горки, оставив след.
Поскольку следствие не проводило следственных экспериментов, то работники аппарата Уполномоченного осуществили самостоятельно наблюдение на различных детских горках аналогичных ситуаций. Нами сделаны следующие выводы:
1. При спуске с горки и столкновении с любым препятствием дети не отражаются от препятствия назад в горку и не переворачиваются в воздухе. Во всех случаях продолжается движение вниз и получение травм ног. Наблюдались случаи, когда детей уводили прыгающих на одной ножке, или их уносили родители.
2. Травмы головы дети получали, когда наступали на ледяное продолжение деревянной горки, пересекая ее. При этом, если ноги поскальзывались вперед, то ребенок падал на мягкое место, а вот если в сторону, то удар приходился в височную часть головы.
Представляется, что наши наблюдения подтвердит статистика в травматологических пунктах.
Для СМИ и жителей района такой вывод эксперта является прямой аналогией нашумевшей на всю страну экспертизы, которая установила, что погибший трехлетний мальчик выпил перед наездом на него автомобиля бутылку водки.

принятии, как доказанных, фактов того, что ребенок:
а) съезжал именно с этой горки (а не с той, которая рядом и с которой он катался в контакте с отцом несколько минут назад);
б) вообще съезжал (а не упал, например, у подножья на ледяном продолжении, где, по словам отца, он его и нашел);
в) столкнулся с препятствием в виде цепочки.

Эти обстоятельства приняты следствием исключительно со слов отца, в отсутствие свидетельских показаний, никак не проверены и не подтверждены. На наш взгляд, это чрезвычайно важно учесть, поскольку следствие было направлено исключительно на доказательство того, что цепочку установил именно Грюнштам А.А.

Оправдан ли розыск того, кто установил цепочку, если она не имеет отношения к гибели и событие имело место в другом месте и при других обстоятельствах. Допустимо ли предъявление обвинения, основанное на догадках и предположениях.
Уполномоченный хорошо понимает своё место в следствии, обвинении и надзоре и потому может лишь высказать своё мнение, как лица, законом наделенного обязанностью защищать человека.
Убежден, что Грюнштам А.А., защищая свои права и доказывая невиновность, может надеяться не только на справедливое судебное разбирательство, но прежде всего на решение Прокурора, который не допустит до суда столь неубедительные доказательства его причастности к гибели ребенка.

С.С. Шабанов»