И вновь Уполномоченный вступил в борьбу с Пенсионным фондом

121
Во вторник 29 сентября Уполномоченный по правам человека в Ленинградской области Сергей Шабанов вместе с сотрудниками аппарата Екатериной Черемшановой и Анастасией Овчинниковой выехал в деревню Оржицы Ломоносовского района в связи с поступившей жалобой от многодетной матери-одиночки Елены И.

Поводом для обращения стал почти полумиллионный иск Управления Пенсионного фонда РФ в Ломоносовском районе Ленинградской области к 12-летнему ребенку-инвалиду, матерью и законным представителем которого она является.

Суть заключается в следующем. Одиннадцать лет назад в семье произошло горе – скончался муж Елены. Она осталась с двумя детьми на руках, один из которых годовалый младенец, без средств к существованию, без помощи родственников – так получилось, что никого из них уже не было в живых. По закону матери и ребенку была положена пенсия по потере кормильца, которую Елена оформила по месту их с сыном регистрации: себе – в Псковской области, мальчику – в Ломоносовском районе Ленинградской области.

Но беда не приходит одна. Через год ребенку была установлена инвалидность. Заболевание настолько тяжелое, что мальчика невозможно было (да и сейчас нельзя) оставить без присмотра. Он нуждается в постоянном внимании и уходе. Конечно, Елена не могла в такой ситуации пойти работать. В Пенсионном фонде ей объяснили, что ребёнку нельзя получать одновременно две пенсии – по случаю потери кормильца и по инвалидности. Нужно было выбирать, и женщина выбрала второй вариант по двум причинам: во-первых, размер выплаты был немного выше, во-вторых, ей можно было оформить компенсационную ежемесячную выплату (пособие) по уходу за сыном в размере 1200 рублей (а это в её положении совсем не лишнее).

Все необходимые документы для оформления этой выплаты Елена предоставила в Пенсионный фонд Ломоносовского района, там же написала заявление по предложенной форме. По требованию ПФР она дополнительно предоставила справку из Центра занятости о неполучении ею пособия по безработице и о том, что она не трудоустроена. Более того, через каждые 2 года (в 2011, 2013, 2015 и 2017 годах) сын Елены проходил переосвидетельствование в Бюро МСЭ, где ему подтверждали инвалидность. Справку об инвалидности в составе полного пакета документов она регулярно предоставляла также в Пенсионный фонд, а именно – в Управление ПФР в Ломоносовском районе.

Таким образом женщине были назначены и выплачивались пенсия по потере кормильца и компенсационная ежемесячная выплата по уходу за ребенком-инвалидом.

Но неожиданно в марте 2019 года её срочно вызвали для беседы в Пенсионный фонд и объявили о том, что она должна вернуть более 420 тысяч рублей, которые она якобы неправомерно получила в качестве пособия по уходу. Нельзя по закону получать и пенсию, и компенсационную выплату одновременно. Ей сказали – так вышло, потому что она не известила Пенсионный фонд о получаемой пенсии по потере кормильца. В разговоре упоминали уголовную ответственность. Но когда Елена подавала заявление на пособие по уходу за ребенком-инвалидом, в предложенной к заполнению форме не требовалось указывать, является ли она получателем какой-либо пенсии.

Елена была напугана, обескуражена и, как любой порядочный человек, тут же написала заявление о добровольном возврате «лишних» денег. Управление ПФР в Ломоносовском районе его приняло и согласилось ежемесячно получать из её пенсии по потере кормильца 1211 рублей. Несложно вычислить, что такими темпами женщина «рассчиталась» бы с госструктурой через 29 лет! Абсурд ситуации в том, что такой вариант Пенсионный фонд устроил. А еще – в том, что, по словам сотрудников районного Управления ПФР, если бы Елена самостоятельно сообщила при оформлении пособия, что уже является получателем пенсии, то этой ситуации и не возникло бы. Но ведь пенсия ей была назначена и выплачивались самим же УПФР! Тогда каким образом она должна была дополнительно уведомлять Управление о том, что оно же выплачивает ей пенсию.

…После беседы в УПФР в течение нескольких месяцев из пенсии Елены удерживалось по 1211 рублей. Пособие по уходу за ребенком ей, конечно, платить перестали. Это продолжалось до тех пор, пока она не проконсультировалась с юристом, который убедил её, что действия ПФР неправомерны, и ей не нужно выплачивать «долг».

Тогда Елена написала заявление о прекращении выплаты пенсии по потере кормильца, и возобновлении выплаты по уходу за ребенком-инвалидом (с которой ПФР не имеет права удерживать что-либо). Реакция Пенсионного фонда была удивительна и последовала незамедлительно в виде искового заявления, в котором он потребовал взыскать с ответчика (несовершеннолетнего ребенка-инвалида, оставшегося без отца) 422 тысячи 552 рубля 84 копейки. Это размер суммы, которую получила Елена в качестве пособия по уходу за ребенком-инвалидом за десять лет. К слову, его ежемесячная величина только с 1 июля 2019 года достигла 10 тысяч рублей. До этого несколько лет он был равен 5500 рублей, а еще ранее – всего 1200 рублей. Для одинокой многодетной матери, вынужденной круглосуточно уделять внимание ребенку с особыми потребностями – не великая помощь.

Конечно, Уполномоченный не остался в стороне, и на следующий день после обращения Сергей Шабанов приехал к Елене домой, обстоятельно побеседовал с ней, изучил все документы и пришел к мнению о том, что позиция Управления Пенсионного фонда в Ломоносовском районе – неправомерна и несправедлива. Никто не отменял статью 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации, которая гласит – «не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения … пенсии, пособия… предоставленные гражданину в качестве средства к существованию при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки». Счетной ошибки не было, как и недобросовестности. Переплата суммы компенсации по уходу за ребенку-инвалидом произошла не по вине Елены, а в результате несогласованных действий внутри Пенсионного фонда. Со стороны женщины не было умышленных действий по сокрытию обстоятельств, которые могли повлиять на назначение этого пособия. Когда она впервые обратилась в ПФР для оформления пенсии по потере кормильца, она должна была поставить «галочку» в форме заявления, что выплата ранее не назначалась, и что она предупреждена об ответственности за последствия предоставления недостоверных сведений. Форма заявления на оформление компенсационной ежемесячной выплаты по уходу за ребенком-инвалидом была упрощенной и не требовала каких-либо сведений.

Кроме того, существует 210 Федеральный закон от 27 июля 2010 года «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг», в котором четко указано, что органы, предоставляющие государственные услуги (а Пенсионный фонд к ним относится) не вправе требовать от заявителя представления документов и информации, которая находится в распоряжении таких органов.


Что было делать? Уполномоченный начал готовиться к суду. Попасть в суд можно по нотариальной доверенности в качестве представителя. Это редкий случай для тех граждан, кто находится в особо трудном положении. Елена была именно в таком. Иск Управления Пенсионного фонда в Ломоносовском районе и большая сумма предполагает немалую стоимость адвоката, а женщина и так едва кормит троих детей. Закон не предусматривает такой работы Уполномоченного, но и не запрещает. Второй способ открывает статья 47 ГПК РФ, когда Уполномоченный наряду с прокурором выступает в суде со своим заключением. Но на то должен еще дать согласие суд.

Был еще один призрачный вариант – апеллировать к руководству регионального Отделения ПФР. Опыт прежних лет говорил, что это лишено смысла, да и поздно – дело уже в суде, и руководитель всегда встаёт на «защиту мундира». И всё же...

P.S. В среду 30 сентября Сергей Шабанов связался с управляющей Отделением Пенсионного Фонда России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Марией Ларионовой и попросил о встрече, которая состоится сегодня. Речь пойдет об отзыве искового заявления.