Уполномоченный «вернул» охотнику оружие, которое правоохранители удерживали более двух лет после экспертизы

182
В мае с жалобой на действия сотрудников правоохранительных органов к Уполномоченному обратился житель Лодейнопольского района Василий С.

В феврале 2019 года отдел дознания ОМВД России по Лодейнопольскому району возбудил уголовное дело по факту незаконной охоты, по которому С. «проходил» в статусе свидетеля. В рамках расследования участковым уполномоченным полиции было изъято оружие, принадлежащее С. (охотничий карабин и самозарядное ружье), которое в апреле того же года было передано на экспертизу в районный Следственный отдел СКР по Ленинградской области.

«В феврале этого года виновным был вынесен приговор. Я не причастен к незаконной охоте. Однако принадлежащее мне оружие до сих пор не вернули. Куда я только не обращался – в отдел дознания ОМВД, в следственный комитет, к участковому, но везде говорили: ”Дело теперь не у нас, мы передали его туда-то… ищите сами…”, или давали отписки. Как же получить ружья обратно?»

Первым делом Уполномоченный выяснил, что владеть информацией о том, где находится оружие С., должен отдел лицензионно-разрешительной работы Росгвардии Лодейнопольского района. Но сотрудники отдела по телефону заявили, что «ничего не знают».

Тогда Уполномоченный составил разговор со следователем, который сообщил, что ружья заявителя находятся в Центре хозяйственного и сервисного обеспечения ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Учреждение расположено в Петербурге, в 240 километрах от местонахождения заявителя.

Начальник Центра сообщил Уполномоченному, что готов предоставить оружие владельцу, но только после запроса отдела лицензионно-разрешительной работы Росгвардии Лодейнопольского района. Далее последовал звонок в отдел – но его сотрудники вновь оказались несговорчивыми: «следователь забирал оружие, следователь пусть и возвращает».

Пришлось Уполномоченному обратиться к вышестоящему руководству – начальнику Центра лицензионно-разрешительной работы Главного управления Росгвардии по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, который пообещал «расшевелить» территориальный отдел, чтобы его сотрудники направили необходимый запрос, и вызывался проконтролировать этот процесс.

После этого Уполномоченный договорился с инспектором по вооружению ОМВД, чтобы сразу после получения информации из Лодейнопольского отдела лицензионно-разрешительной работы тот забрал оружие со склада в Центре хозяйственного и сервисного обеспечения и вернул его заявителю.

Все предпринятые Уполномоченным действия и приложенные усилия привели к желаемому результату – С. был приглашен на прием к начальнику Лодейнопольского отдела лицензионно-разрешительной работы, где у него проверили документы, дающие основание в возврате оружия (выписка из приговора суда), и рассказали дальнейший порядок действий.

В сентябре С. сообщил, что оба ружья ему были возвращены, и поблагодарил за содействие.

В.С.