Со второго раза Всеволожская прокуратура «услышала» Уполномоченного, и нашла нарушения в действиях дознавателей и следователей

288
С просьбой о содействии к Уполномоченному обратилась Надежда Щ. из Всеволожского района.

Женщина сообщила, что в августе прошлого года признана потерпевшей по уголовному делу, однако полиция не уведомляет ее о ходе и результатах дознания.

«За все это время не было ни писем, ни телефонных звонков, ни каких-то других уведомлений. Несколько месяцев я живу в неведении, что там с моим делом, расследуется ли оно, или может, про меня «забыли»!?»

К письму были приложены копии документов, изучив которые, а также проведя анализ действующего законодательства, Уполномоченный пришел к мнению, что права Надежды Щ. нарушены. Дело в том, что на момент ее обращения к Уполномоченному прошло более полугода с тех пор, как возбуждено уголовное дело. Срок, отведенный законом на дознание, истек. Правоохранительные органы обязаны были проинформировать потерпевшую о принятом решении – либо о продлении дознания, либо его приостановлении, либо окончании следственных действий по делу. Этого не произошло – следовательно, нарушены требования уголовно-процессуального законодательства.

В связи с этим Сергей Шабанов направил Всеволожскому городскому прокурору Игорю Грищуку просьбу провести проверку и при необходимости осуществить надзор за соблюдением Отдела дознания УМВД России по Всеволожскому району установленного порядка проведения расследования при осуществлении дознания по «делу Щ.» и законностью принимаемых им решений.

В поступившем через месяц ответе сообщалось, что «по результатам проведенной проверки в материалах уголовного дела имеются уведомления потерпевшей Щ. о всех вынесенных постановлениях».

Однако наличие в материалах уголовного дела уведомлений не может быть подтверждением того, что потерпевшая была фактически уведомлена о процессуальных решениях, что позволило бы ей при необходимости обжаловать вынесенные постановления. К тому же, заявитель продолжала утверждать, что ни в каком виде не получала информации о принятых полицией процессуальных решениях.

И Уполномоченный вновь обратился к Всеволожскому прокурору, теперь с просьбой проверить исполнение должностными лицами УМВД установленного законом требования об уведомлении потерпевшей Надежды Щ. при проведении дознания по уголовному делу, и в случае если уведомление было осуществлено посредством почтового отправления, – то осуществить контроль фактической отправки документов Щ. по реестру почтовых отправлений.

На этот раз обращение принесло результат. Установлено, что в настоящее время уголовное дело (после многократных приостановлений, и затем отмен соответствующих постановлений прокуратурой) находится в производстве следователя СУ УМВД России по Всеволожскому району. Прокурорская проверка выявила, что фактическая отправка Надежде Щ. уведомлений, указанных в материалах уголовного дела, не может быть подтверждена документами (почтовыми реестрами) – по причине их отсутствия.

По словам Игоря Грищука, за допущенные нарушения требований уголовно-процессуального законодательства внесены обобщенные представления начальникам УМВД и СУ УМВД.

Кроме того, первому заместителю Всеволожского городского прокурора и помощнику прокурора, рассматривавшим ранее обращение Уполномоченного, указано на необходимость «надлежащего, полного и качественного рассмотрения обращений граждан и должностных лиц, с целью исключения повторных обращений в органы прокуратуры по аналогичным доводам».

С.Г.